Гималайский медведь в очередной раз был исключен из новой редакции Красной книги решением Министерства природы РФ.

Гималайский медведь в очередной раз был исключен из новой редакции Красной книги решением Министерства природы РФ.

Гималайский медведь в конце минувшего года был исключен из новой редакции Красной книги решением Министерства природы РФ. Ученые-зоологи бьют тревогу и считают, что здесь не обошлось без "охотничьего лобби"​. Численность гималайских медведей, говорят они, и так в последнее время катастрофически сокращается.
В сентябре 2016 года в селе под Хабаровском устроила переполох гималайская медведица. Она хозяйничала на одном из приусадебных участков, а потом устроилась в сарае. Как выяснилось, медведица наелась спелых забродивших груш, рассыпанных на земле, захмелела и начала себя вести неадекватно. Животное обезвреживала патрульная группа заповедника, ее усыпили, а затем выпустили на волю. Медведице дали имя Маша и пожелали "меньше употреблять алкоголя, а гражданам – убирать вовремя паданки, чтобы не доводить животных до греха". За последние годы в Хабаровске это самый громкий случай "хулиганства" со стороны гималайских медведей.

Гималайские медведи не нападают на людей!

Это самый мирный вид медведей, они стараются избегать людей и хищничают редко: иногда едят падаль, муравьев и лягушек. Но в последнее время даже эти пугливые животные стали наведываться к людям из-за голода. Когда хищникам не хватает корма, они идут к людям, едят на помойках, разоряют дачи и огороды. Истощенные медведи уже несколько раз выходили в ближайшие к лесным массивам поселки. Там их, как правило, отстреливали.

​– Вообще гималайские медведи не нападают на людей, – говорит жительница села Бычиха Хабаровского района Наталья Коваленко. – Они приходили на пасеки и участки, но ни разу звери ни на кого не нападали. Они вообще боятся людей.​ В этом году медведи заходили в села вообще нечасто, потому что их осталось совсем мало.

В прошлом году впервые за всю историю наблюдений за гималайскими медведями в России они бодрствовали всю зиму из-за голода. Из-за недоедания не залегли в берлоги, вблизи жилых поселков появлялись истощенные медвежата. Этой зимой ситуация повторяется.

– Проблема общая – добивают последние леса, которые являются источником питания для гималайских медведей, – считает директор реабилитационного центра "Утес" Эдуард Круглов. – Кедр почти весь уничтожили – его осталось не более 10%. И этот процесс продолжается. Хватит рубить лес.

Спящего зверя отстреливают прямо через дупло. 

Белогрудый или гималайский медведь на 85% питается пищей растительного происхождения: кедровые орехи, желуди, различные ягоды и плоды, побеги, луковицы и корневища. Вырубая лес, люди оставляют его без основного рациона. Сегодня гималайский медведь особенно уязвим: его уже лишили дома и еды.

– К тому же медведи стали легкой добычей для охотников. Животных можно искать с помощью GPS. Один охотник может предложить от 10 до 15 вариантов, у них отмечены на карте дупла, в которых могут находиться эти хищники, – рассказывает руководитель Центра спасения медведей Международного фонда защиты животных (IFAW) доктор биологических наук, профессор Валентин Пажетнов. – Забил координаты и приехал – проверил, нет ли в этом месте медведя. Спящего зверя отстреливают прямо через дупло, а потом вырезают пилой, при этом портят дерево, которое было для медведей убежищем. Из-за этого появилось много так называемых медведей-"седунов". Нет дупла, а им зимовать где-то нужно, они делают себе гнездо прямо на земле, в нем сидят и спят, быстро замерзают или становятся добычей тигра.

​В 2017 году Минприроды объявило о создании новой структуры – Президиума Комиссии по Красной книге, который может принимать окончательные решения об исключении и занесении видов в Красную книгу без учета обоснованных аргументов ученых. Новая структура, таким образом, была наделена абсолютными полномочиями по формированию списков Красной книги. В Президиуме не оказалось ни одного специалиста по млекопитающим, не было ученых-зоологов. Зато туда вошли руководители охотничьих организаций.

– Проблему гибели гималайских медведей в сентябре 2016 года обсуждали 11 профессоров-биологов: я, сотрудник Российской академии естествознания Владимир Туманов, академик РАН Анатолий Кудактин и другие, – рассказывает профессор Валентин Пажетнов. – Мы специально отправляли письмо министру природных ресурсов и экологии РФ Сергею Донскому с просьбой включить гималайских медведей в Красную книгу. Тогда будет запрещен их отстрел. Мы просили внести их в список редких животных хотя бы до тех пор, пока ученые не выяснят точную численность хищников, причины проблем. Мы на сегодняшний день точно не знаем, что из себя представляет популяция гималайских медведей в России. Министр Сергей Донской переслал письмо на Дальний Восток, где его обсудили три губернатора. Они решили, что профессора ничего в медведях не понимают, раз не видят их своими глазами.

Ученые-зоологи как могли протестовали, их поддержали разные экологические организации. Тем не менее в конце декабря Сергей Донской утвердил списки Красной книги, и гималайского медведя в них не оказалось.

– Сложилась парадоксальная ситуация, когда судьба редких видов на самом высоком государственном уровне была отдана на откуп эксплуататорам животного мира, – говорит кандидат биологических наук, научный сотрудник лаборатории экологии животных Института водных и экологических проблем Дальневосточного отделения Российской академии наук Сергей Колчин.

Как утверждает Колчин, включение гималайского медведя в Красную книгу по какой-то причине бойкотировали не только охотуправления, но и губернаторы.

– Например, в письме губернатора Хабаровского края в числе приводимых аргументов против внесения гималайского медведя в Красную книгу сообщалось об угрозе срыва государственной программы "Дальневосточный гектар". Якобы из-за засилья гималайских медведей люди будут отказываться от освоения участков, что вызовет отток населения из региона. Теперь становится понятным, почему ряды дальневосточников с каждым годом все больше редеют, – говорит ученый.

Но незаконно, конечно, их и сейчас отстреливают!

Объектом незаконной охоты гималайский медведь является давно. Россия, наряду с Камбоджей, Китаем и Вьетнамом, лидирует в экспорте желчи и лап гималайских медведей на международном черном рынке. На Дальнем Востоке сотрудники охотнадзора ежегодно задерживают крупные партии лап и желчи медведей, которые используются в китайской кулинарии и медицине. Последняя крупная партия дериватов медведей, изъятая в Приморском крае в конце 2015 года, насчитывала 527 лап. Помимо лап и желчи сейчас у охотников китайцы стали закупать клыки и когти, которые, вероятно, идут на изготовление сувениров.

Гималайских медведей незаконно истребляют охотники. Они гибнут из-за недоедания. Зоологи говорят, что у большинства осмотренных ими за последние два года гималайских медведей был нарушен волосяной покров, встречались даже практически лысые животные.

– У них нет запаса жира, и, когда они ложатся в берлогу, начинают мерзнуть, вылезают и начинают ходить. Шатуны, как правило, погибают, – говорит Валентин Пажетнов. – Такого массового движения гималайских медведей, как этой зимой, не наблюдалось никогда. Гималайские медведи-шатуны вообще были зарегистрированы впервые в истории. Это совершенно необычное для этого вида состояние.

Попытки сохранить популяцию гималайских медведей на Дальнем Востоке предпринимают организации, которые занимаются реабилитацией диких животных. Одна из них – центр "Утес" в Хабаровском крае. Сейчас там содержится три гималайских медвежонка.

Как только животные наберутся сил, их отпустят обратно в тайгу. Но их шансы выжить в ней невелики: тепличное воспитание и дефицит корма не позволят им приспособиться к жизни в диком лесу.

– Центры спасения диких животных не могут решить проблему в целом. Гималайские медведи по-прежнему находятся в депрессии: болеют, гибнут, – говорит Эдуард Круглов. – Наши возможности ограничены, от государства мы денег на реабилитацию не получаем. Гималайских медведей полностью обеспечиваем сами – на свои деньги и на пожертвования неравнодушных хабаровчан.

Никто сейчас точно не знает, сколько гималайских медведей осталось на Дальнем Востоке. По словам профессора Валентина Пажетнова, это сейчас "самый туманный вопрос". Но очевидно, что ситуация с популяцией в регионе уже критическая. Например на хребте Хехцир в окрестностях Хабаровска еще недавно насчитывалось около 30–35 особей. Теперь там осталось всего два гималайских медведя.

Между тем Дальний Восток – основное место обитания этого вида медведей в России, говорит Пажетнов. Если не принять меры, Россия повторит опыт Южной Кореи, где вся популяция гималайских медведей уже уничтожена.

https://www.sibreal.org/a/28992488.html
author

Фонд помощи животным «ЗАБЫТЫЕ ЖИВОТНЫЕ»

Всесторонняя помощь животным от передержки и стерилизации до внесения предложений по изменению законодательства. Развитие культуры бережного отношения к ним.
Перейти на страницу

Чтобы Вы не пропустили ничего интересного, один раз в неделю мы пришлем новости