Елена Перфилова: «Работая с подростком, надо работать и со всей его семьей».

Елена Перфилова: «Работая с подростком, надо работать и со всей его семьей».

К сожалению, тема антивитального поведения подростков становится все более актуальной. Явления нанесения сапомовреждений (чаще всего порезы) подростками стали так распространены, что некоторые новые исследования относят их к нормальному поведению, т.е. не обусловленному какой-либо психологической патологией.

Ещё несколько лет назад, такое поведение было почти не распространено, так что никому и в голову не могло прийти, что это можно назвать нормой. Семья – имеет не последнее значение для работы с подобными ситуациями. Приведу несколько зарисовок из моей практики:

• У кого депрессия?

У Вари и ее мамы разные фамилии. Варя очень красивая и очень высокая девушка 14 лет, она могла бы работать моделью. Недавно она рассталась с парнем, с которым у нее был интернет-роман и пара встреч. Ей сложно пережить расставание и она увлеклась суицидальной тематикой – песни, мысли. Мама встревожена. В общении мама производит впечатление человека с более депрессивным состоянием, чем дочь. Начинаем работать с Варей над вопросами ее стеснительности в выражении себя, эффективных коммуникаций. Очень быстро девушка демонстрирует хорошую динамику изменения настроения, построения навыков. Через несколько месяцев знакомится с новым парнем, их отношения складываются спокойно и гармонично. Мама с энтузиазмом относится к моему предложения посещать встречи тоже. Очень скоро мы обнаруживаем, что дочь для нее единственная отдушина, сама она выросла в семье алкоголика, с гражданским мужем не расписаны, живет он в семье периодически. «Я всегда жила ради нее. Что я буду делать без дочери, если у нее сложится своя жизнь – не знаю, своих интересов у меня нет». Так мы нашли над чем нужно работать маме.

• «Тварь я дрожащая или право имею?»

Коля с мамой приходить вообще не собирался. Их направили из школы после того как уже вызывали и психиатрическую скорую и полицию. Причина тому – громкое заявления Коли, что он убьет кого-нибудь из одноклассников или себя. К посещению психолога относятся формально. Мама уверена, что все эти разговоры – глупость. Из школьной характеристики читаю, что интереса у Коли к обучению нет, мечтает он быть машинистом депо, поэтому считают целесообразным рекомендовать его перевод в обычную школу из гимназии. Говорим с Колей о семье. В ней растет младший брат, без особенностей поведения. Колю воспитывает отчим. Осторожно мы переходим к обсуждению фигуры отца, которого Коля не помнит. Он вспоминает как отец в детстве держал его на вытянутых руках у балкона на высоком этаже. Может быть это его воспоминания, а может рассказала мама. Больше они не общались. «Я похож на своего отца, - неожиданно заявляет Коля». Почему? «Такая же тварь, как и он». Мама от диалога отказывается.

• «Вернуть обратно»

Еще одна мама девочки Инны, которая угрожает уйти из дома или «что-нибудь с собой сделать». Инна – старшая сестра, основные претензии мамы к ней в том, что Инна встретила «не того парня». Мама выросла без отца, в очень тяжелой материальной ситуации. Ее контроль поведения Инны приближается к садистскому уровню.

- Мне кажется, что если бы вы могли вернуть Инну обратно к себе в живот, вы бы это сделали, - предполагаю я.

Мама смотрит на меня удивленно, потом с убеждением качает головой: «Да, это было бы чудесно».

• «Давить или поливать?»

- Я поняла, - говорит другая мама, надо на нее давить, - чтобы она стала взрослой.

- Мне казалось, что когда хотят вырастить кого-то или что-то, цветок например, то его не давят, а поливают, разве нет? – делаю я допущение.

- Наверное. Интересная мысль, - констатирует мама.

• «Жить или не жить?»

- Я не могу уговорить сына пойти к психологу, - констатирует еще одна мама.

- Такое случается. Но раз мы сейчас общаемся с Вами, то чего хотели бы вы от встреч?

- Я хотела бы…чтобы он хотел жить.

- Расскажите еще что-то о своей семье.

- С мужем вместе более 20 лет, хотя не расписаны официально.

- Вы еще сомневаетесь в своем выборе?

- Есть сомнения. Хотя… думаю, я уже давно не хочу (с ним) жить.

(все имена изменены)


Оценка риска

Думаю для любого психолога, ситуация работы с антивитальным поведением - это всегда собственный риск и стресс. И все хотели бы определить степень риска реального суицида. В терапии суицидов (не буду останавливаться подробно) есть метод, предполагающий групповую работу психологов – это DBT-терапия. Я думаю, это лучший способ, когда ответственность разделяется между несколькими специалистами. Наиболее распространена в реальной жизни работа в паре с психиатром, который поможет исключить наличие психической патологии и в случае клинической депрессии или др. подобрать необходимую медикоментозную поддержку.

Стоит очень серьезно относится даже к демонстративным попыткам или словам о намерениях. За несуразностью ситуации стоит невозможность выразить свой протест иначе.

Как правило, за антивитальными действиями стоит не желание умереть, а желание выразить протест, избавиться от внутренней боли или невыносимой ситуации, неразвитость навыков саморегуляции и коммуникации. Часто это возникает из-за невозможности соответствовать жестким требованиям среды (школы, родителей).

Особенности семей:

Я обратила внимание на то, что семьи антивитальных подростков похожи. Очень часто, мамы антивитальных подростков сами выросли в дисфункциональных семьях: неполных, часто с отцами-алкоголиками. Появление ребенка у такой мамы сразу же перегружает его социальными ожиданиями при низкой готовности к его сепарации, ведь ребенок замещает ей ту любовь и близость, которую она недополучила в своем детстве. И родители крайне драматично относятся в глубине души к тому, что их ребенок покидает родительское гнездо. Поэтому работая с подростком, надо работать и со всей его семьей.

Динамики, как послания ребенку, возникающие в подобных семьях выглядят примерно следующим образом:

- Не взрослей и не уходи – это убивает меня.

- Я не хочу признавать, что ты – это не я.

- Ты единственное, что есть у меня в жизни, поэтому ты обязан быть таким, как я хочу.

- Реализуй мои амбиции!

- «Самурайская строгость»: будь идеален (лучшим, таким как надо) или умри (в твоем существовании иначе нет смысла).

- Твой отец не достоин жизни. Не будь как отец!

- Семьи со слишком жесткими границами, в которых непринято выражать чувства.

Разумеется, это только общая конва, ведь каждый случай сложен и уникален. Что можно рекомендовать родителям детей и подростков, столкнувшися с подобным поведением. Во-первых, не откладывая обратиться к психологу! И быть готовы работать не только с проблемой, но и с собой.

Гармонии, созидания и жизнелюбия!

Автор: Руководитель Благотворительного проекта «Золотце» Елена Перфилова

author

Благотворительный проект «Золотце»

Всестороняя поддержка семьи, переживающих трудности, включая профессиональную психологическую, медицинскую и юридическую помощь.
Перейти на страницу

Чтобы Вы не пропустили ничего интересного, один раз в неделю мы пришлем новости